Пани Домна
Уилфред Фромпет так бы никогда не поступил. По крайней мере, ни один из Уилфредов, с которыми я знаком.
У всех есть свои шизы. Вот абсолютно у всех. И у меня есть. И я свою шизу люблю, временами, конечно. Она у меня странная. То есть, шиза - она по определению странная, но как-то моя чудная даже для меня.

Во-первых, она непостоянная. Приходит раз в несколько дней, иногда чаще, иногда неделями не появляется. Но когда приходит - пиши пропало.
Во-вторых, я совсем не могу ее контролировать. А если пытаюсь - то она мне мстит колокольным набатом в голове и дрожащими руками.
Поэтому, приходится подчиняться. Правда, вот честно говорю, не слишком-то это приятное ощущение - когда не владеешь собственным разумом. А когда приходит моя шиза - я больше его не контролирую.

А выражается она, собственно, в следующем. Вот сижу я, музычку слушаю, чаек попиваю, шоколадкой закусываю, разговариваю с кем-нибудь, а тут - бах! - и у меня перед глазами картинка. Всегда разная, но никогда ни одна из них не имела отношения к тому, что я делала до ее появления. И картинка эта настолько яркая, живая совсем. Я вижу, как она двигается, сразу в нос забивается какой-то запах, соответствующий происходящему, музыка сменяется другими звуками, и это невозможно не написать. То есть, действительно невозможно. Иначе разболится голова, я стану злой, как татаро-монгольское иго, и ничего хорошего из этого не выйдет.

А картинки бывают самыми разными. Однажды мне привиделся знакомый каждому райтеру Неписец. В виде странного лысого болотного чучела с костлявыми пальцами и длинным лассо на поясе. И глаза - как блюдца, но блеклые и совсем-совсем пустые, в них ничего не отражалось, вот просто ничегошеньки. И зрачков тоже не было, просто белок противного желтоватого цвета. И от него так несло болотной тиной! А лассо было черным - нет, ну не бывает таких! - и склизким на вид. Мерзость, в общем. А вот написала я его, описала, всего-то на двести слов и вышло - и все прошло. И я ума не приложу, почему Неписец мой выглядел именно так.
А вчера видела другое. Целый мир в стиле "Дюймовочки", и красивая фея с прозрачными крыльями, отдыхающая на листе полевого колокольчика. Она держалась тонкими руками за гибкий стебель и заливисто смеялась, перебивая сама себя. А рассказывала она цветку новости "большого мира": что-то о ручьях, пчелах и теплом ветре. А колокольчик вторил ей мелодией. И вот не могла не написать же!

В общем, это какой-то кошмар. Сама себя боюсь в такие моменты. Нет, не отрицаю, идеи, образы, ощущения - чудесные, оригинальные, и пишется хорошо.
Но, все равно, это очень странно. Как-то моя шизофрения подкралась незаметно. Думаю, без профессора Стравинского мне скоро будет не обойтись. Кстати, о Стравинском.

Вчера уже, 19 июля, был день рождения у самого моего любимого Шерлока Холмса, у Василия Ливанова. И в десятисерийной экранизации "Мастера и Маргариты" он играл профессора Стравинского. Запоздало поздравляю и очень люблю. Вот.



Пы. Сы. Я еще я волосы обрезала. Внезапно даже для себя, но факт остается фактом, нет у меня теперь длинных волос. И мне так хорошо!

@музыка: Ария

@темы: производственное, за жизнь поговорить бы